ENGLISH | ESPANOL | CHINESE | RUSSIAN | DANISH | UKRAINIAN | FRENCH | GERMAN
 
  
Главная страница.
О системе обучения Шестова-Робертсон
  Интервью Михаила Шестова
  Все способы заказа заочных курсов
  Очные и заочные курсы для студентов и преподавателей
  Бесплатные семинары "Как Научиться Учиться и Обучать"
  Деловое и творческое сотрудничество
  Лицензирование преподавателей английского языка
  Переподготовка преподавателей иностранных языков
  Order (in English) courses for Russian Speakers
  Полный текст книги М.Шестова и G.I.Paris
  FAQ's
  Выслать заявку или запрос на информацию
  Требуются: программист, зам. менеджера нью-йоркского офиса,..
  Новейший Форум

Форум 1

Форум 2

Форум 3

Архив Форумов


Как научить себя учиться. Метод М.Шестова из Книги Гиннесса


Комсомольская правда



Study.ru - все для тех, кому нужен английский язык!


AllBest.Ru


  НОВЕЙШЕЕ ИЗДАНИЕ КНИГИ М.ШЕСТОВА.
Part 4
If it walks like an educator,
And talks like an educator,
You can bet it's
  NOT  an educator.

Очные, очно-заочные и заочные блиц-курсы английского, других иностранных языков и учебных дисциплин для студентов и преподавателей Robin Robertson и Михаила Шестова - журналиста-международника, автора книг-бестселлеров "Как научить себя учиться" и "Как быстро выучить английский", дипломанта и эксперта Книг Рекордов Гиннесса и "Диво"

 

НОВЕЙШЕЕ --
дополненное и переработанное --
ИЗДАНИЕ КНИГИ
М. ШЕСТОВА и R. ROBERTSON -- PART 4

Глава 5. Я русский бы выучил...

- Михаил Юрьевич!.. Я вот сейчас назвал вас на традиционный русский манер - по отчеству - не случайно. Потому что мой следующий вопрос связан с вашей последней книгой. Она посвящена... изучению русского языка. Увидев ее, многие ваши последователи наверняка удивились. Почему это преподаватель английского ударился в другой предмет? Наскучил язык Шекспира и О'Генри?

- Книга, посвященная улучшению русского у новых американцев не только "не выпадает из ряда", наоборот, она призвана помочь им лучше овладеть обоими языками: и русским, и английским. Тем, кто раскроет мою книгу и прочтет в ней не только заглавие, но и хотя бы предисловие, это станет понятно.

- То есть, по вашему: "я русский бы выучил только за то, что он поможет английскому"?

- Именно так! Практически все, о чем я упоминал выше, в равной степени относится и к процессам изучения, улучшения и сохранения стабильно-хорошего уровня русского (родного) языка. Не обращали ли вы внимание на то, что с каждым днем пребывания за границей ваш словарный запас (ваш родной словарный запас!) продолжал катастрофически уменьшаться, день ото дня? Почему? Секрет прост: в чужой стране бывшие соотечественники, окружающие вас, больше не требуют от вас хорошего русского (сделал ошибку или нет - кому какое дело? Какая разница?... Я все прекрасно понимаю и все понимают меня.); расслабились все, как профессор Плейшнер в Берне.

В этом и кроется одна из разгадок... В Москве (или Кишиневе, Новосибирске, Одессе), если вы разговаривали неясно или с запинками, невнятно выражая свои мысли, хорошая работа на респектабельной фирме была вам недоступна: кому нужны необразованные (не умеющие говорить автоматически производят впечатление "неумеющих писать") сотрудники. Вам приходилось общаться на двух языках: дома - на упрощенном, с ошибками, использованием сокращенных оборотов и даже жаргона; а на работе - более медленно, с улучшенным качеством, стараясь использовать только что услышанные по телевидению или прочитанные в газете, официально признанные слова и выражения.

За рубежом же вам позволяется использовать, что угодно и когда угодно. Никому до этого дела нет. Все требования снижены. [Мне представляется, что 5-7 лет пребывания в США обычно вполне достаточно, чтобы русский ухудшился до такого критического предела, что это его "бедственное" состояние и начинает являться основной причиной того, что люди даже не пытаются думать о возврате на Родину и получении там хорошей работы: чисто интуитивно понимая, что восстановление хорошего уровня "делового" русского может потребовать многих месяцев - а зарплата ведь нужна сразу...]

Таким образом, происходит буквально следующее: вы говорите на ухудшенном русском и, в то же время, пытаетесь освоить улучшенный английский... Необходимо отдавать себе полный отчет в том, что и американцы, и жители других стран тоже используют две формы языка (не только "сленги" и диалекты) и, если одному из них пришлось "пожить" в сельской местности в течение нескольких лет, например, там, где используют один из "домашних диалектов", то его (данного американца или чилийца, португальца и т.д.) способность к ведению беседы на официальном языке, также как и любого русского за рубежом, имела все шансы значительно ухудшиться. И будет нуждаться в "болезненном" восстановлении, возвращении на прежний уровень. Возвращаясь к, уже упомянутому выше, случаю с ухудшенным русским и улучшенным английским: если вы пытаетесь освоить две (а не одну, которая обычно преподается иностранцам) формы английского - вы должны поддерживать в хорошем состоянии аналогичные формы русского. С русским - легче, у вас в моторной памяти имеется архив с хорошим произношением. Раз в неделю откройте грамотную московскую газету и прочитайте хотя бы одну страницу вслух и с выражением. (Это помогало бы и с английским, но для того, чтобы чтение вслух начало действовать, необходимо сначала научиться читать вслух и с хорошим произношением. Чтение по-русски, как это ни странно, косвенно (даже трудно слово подобрать) влияет на уровень английского! Улучшает его. Развивает, например, способности мышц рта более качественно имитировать иностранные звуки...) Частично базируясь на вышеприведенных примерах, можно сделать следующий вывод: если вы "подзабыли" официальный русский язык, в вашей памяти не существует эталона грамотной речи, с которым ваш мозг обязан сравнивать все, "вновь поступающие", усложненные английские фразы и понятия, относящиеся к официальному виду языка, в освоении которого, в первую очередь, вы и нуждаетесь, чтобы быстрее и эффективнее адаптироваться к условиям страны пребывания. И если у вас такого "архива" нет или он приглушен - ваш мозг вынужден постоянно преодолевать различные ненужные проблемы, переводить-калькировать с одной примитивной сокращенной некачественной схемы на другую, более логичную и обратно. Задумайтесь: например, русские идиомы, на которых наполовину и основана ваша устная речь, ведь невозможно быстро (как скорость живого общения обязывает) перевести на английский! Мозг работает как переводческая компьютерная программа, хотя он и более совершенный механизм, то есть - пытается проводить аналогии, основанные на более или менее похожих грамматических и синтаксических конструкциях, которые уже имеются в памяти каждого взрослого. Поэтому, вы и начинаете говорить на "русифицированном" - обрывочном, косноязычном английском и также невнятно, как и на "домашнем русском".

Итак, уровень владения русским, в той же мере, как и английским или другим "живым" языком, не является чем-то изолированным от владения другими языками и уж тем более стабильным, как привыкли думать многие наши соотечественники, которым не довелось изучать филологию или журналистику в Московском Государственном Университете. Этот уровень постоянно колеблется, ухудшается или улучшается, в зависимости от конкретных жизненных обстоятельств (или "языкового окружения", естественно), к которым каждый конкретный человек вынужден, волей-неволей, адаптироваться. Да и к тому же, средства массовой информации (устами преподавателей или журналистов) "не привыкли" обсуждать такие, например, щекотливые темы, как: почему тенденция злоупотреблять русским, дома или на работе, отнюдь не способствует улучшению уровня владения английским языком, или почему фамильярные взаимоотношения между учителем и студентом (навязанные последним) весьма негативно сказываются на эффективности учебного процесса. Или: почему тем учащимся, кто это практикует, не следует удивляться, что их английский не только не развивается, но и в определенные периоды имеет тенденцию ухудшаться?!.. Стоит ли удивляться тем из вас, кто пытается упростить себе жизнь - пойти по порочному пути всех конкурирующих иммигрантских групп - выучить базовый, "ломаный" английский, и затормаживает сам себе "вхождение" в новую языковую среду, сталкиваясь с "научным фактом", что совершенствование примитивного просто невозможно, и чтобы добиться результатов, нужно будет через несколько лет снова поступать в "первоклассники".

Не хочу повторять тезисы моей книги, посвященной русскому, просто рекомендую читателям ознакомиться с моей предыдущей работой. Здесь только подчеркну, что богатый, разносторонний русский только способствует хорошему английскому. И наоборот, винегрет из двух примитивных языков может напрочь "убить" учебный процесс.

Приведу пример из моей преподавательской практики. Я давал индивидуальные (при всех обстоятельствах - наиболее эффективные!) уроки английского недавнему иммигранту, инженеру из Крыма. Он входил в категорию моих друзей и поэтому я работал бесплатно (что, обычно, является весьма негативным фактором, но, по моей мысли, должно было компенсироваться его высокой мотивацией - настоятельной необходимостью улучшения его уровня владения разговорной и письменной формами языка). Обучение проходило в его квартире, где он чувствовал себя весьма уютно и расслабленно, что должно было благотворно повлиять на результаты обучения. А оказалось все наоборот - чрезмерно благоприятная обстановка ухудшила результаты! Как вам, видимо, уже стало понятно, мой студент на меня надеялся и не понимал, как он мог бы повлиять на качество обучения. Почему? Не объяснил я другу перед началом обучения (промашку допустил), что отвлекаться, даже на 5 секунд, нельзя! Я попытался - увидел обидчивые глаза и услышал укоризненные нотки в голосе: "Да что, я не понимаю... Взрослый ведь".

Он честно пытался сконцентрироваться на учебных материалах, но в то же самое время продолжал решать кое-какие "незначительные, минутные вопросы": отвечать по телефону - по-русски, обсуждать со своей супругой проблемы ремонта автомашины - по-русски и следить за всеми телодвижениями своего внука - покрикивая на него - по-русски. Каждый раз, когда мне удавалось переключить его мышление на английский (через, например, принудительное снижение скорости чтения вслух или разговора), наблюдалось резкое (и кажущееся весьма стабильным) улучшение его уровня произношения и понимания. Но, с каждой русской фразой, адресованной его домашним, все достигнутое разрушалось и... мы начинали упражнения заново. После многих попыток я пришел к выводу, что занятия с приятелями (особенно на их территории) проводить нецелесообразно, да и не друг он мне теперь...

Данный эксперимент по "домашнему" стилю обучения значительно отличался от многочисленных других, построенных на официальных взаимоотношениях с учениками, которые я проводил в течение последних 17 лет, когда эффективность усвоения студентами учебного материала доходила до 95-99%. Ведь только в обстановке реального класса учитель имеет все шансы полностью проконтролировать поведение ученика и в состоянии заставить его выполнять все свои указания. Подавляющее большинство преподавателей, кстати, не умеет поддерживать учебную дисциплину на должном уровне, чем и провоцирует формирование "домашне-фамильярных" отношений с учеником. Лично я таких ошибок больше не допускаю. Потому, что научился ставить конечный результат выше дружеских отношений. Другого пути нет! Как только мне становится понятно, что необходимо перейти на чисто деловые отношения - делаю это, не задумываясь. Если принять за основу аксиому, что "учебные материалы действительно эффективны" и "студенты имеют высокую мотивацию", лишь только те из них, кто в состоянии сконцентрироваться на предмете и "отключиться" от обдумывания домашних дел (при индивидуальных и тем более, групповых занятиях), имеют шансы на успех.

Почему это так? В основном, потому, что по достижении двадцатилетнего возраста, изучение новых слов-понятий или фраз начинает требовать все более и более значительных временных затрат. Безусловно, есть исключения: всегда можно встретить людей, которые имеют повышенные природные способности, непостижимым образом сохранили детский способ усвоения информации и могут что-либо выучить, и стабильно применять, без помощи преподавателя (даже дома - просто читая учебник). 99% потенциальных учеников такими способностями похвастаться не в состоянии. Таким образом, истории талантливых студентов - "взял да выучил", не имеют к нам никакого отношения (рассказывают их, в основном, преподаватели, - в рекламных целях; хотя быстрая скорость и качество освоения-усвоения материала, была развита не ими, а просто случайно сформировалась у каждого хорошего ученика, как бы сама по себе). Поэтому, повторю, очень важно снова "влезть в шкуру" ученика, снова "впасть в детство", стать школьником, а это также значит, - что ваше (и преподавателя) отношение к себе должно перемениться: взрослый - не значит более способный... Обычно, любой человек, в течение первой недели занятий, уже вполне в состоянии определить - какой способ обучения применяется преподавателем конкретных курсов. Например, если вы посещаете курсы иностранного языка, и учитель скороговоркой зачитывает вам каждое правило (сложное или простейшее) только один раз; позволяет вам разговаривать на родном языке, когда вам заблагорассудится; и вам не возбраняется задавать любые вопросы, в любое время - смиритесь с мыслью, что ваши шансы чему-либо действительно научиться - равны нулю.

Так как обычная структура оплаты за обучение и организация учебного процесса по схеме: студент продолжает платить (обычно, какую-то определенную сумму в час), а учитель продолжает учить, не способствует стимулированию преподавателя, то есть не "возбуждает" желания обучать вас эффективнее (быстрее и качественнее улучшать ваш уровень владения английским или другим иностранным языком). И как следствие того, что студент не видит реального улучшения своих навыков, ему начинает (или продолжает) казаться, что ему необходимо учиться "до победного конца". И он продолжает - до тех пор, пока это не привело к большим денежным затратам, но не принесло заметных результатов. То есть, реальное понимание: "я нахожусь не в том месте и занимаюсь не тем", обычно приходит только после значительных и абсолютно бесполезных, умственных и временных затрат, когда студент, в конце концов, осознает, что такое "обучение" надо прекратить. "Почасовой" подход, широко распространенный как в США, так и в СНГ, настолько укоренился, что изменить его в настоящее время практически невозможно. Даже в Мексике (прямо как в Москве): 3 часа занятий в день это - "традиционный" курс английского или французского языка, а 6 часов занятий в день это - "интенсивный" курс. Isn't that laughable? 

Конкретный совет: если преподаватель, в течение первого же урока, обращается с вами, как со взрослым: повторяет каждое правило только один раз, разрешает вам разговаривать на родном языке и задавать любые, не относящиеся к обучению вопросы (ему-то что, время-то идет: деньги-то ученик продолжает платить!), это не педагог, на обучение у которого стоит тратить время и силы. Помните, что большинство преподавателей заинтересованно не в улучшении вашего уровня английского, а в растягивании процесса обучения на многие месяцы-годы.

Глава 6. Даю установку

- Михаил, мы с вами детально разобрали традиционный классический "русский" вопрос: "Кто виноват?" Теперь, по той же доброй русской традиции сосредоточимся на вопросе: "Что делать?"

- Поурочные систему оплаты и "обучение от достигнутого", как я только что упоминал, изменить невозможно. Ну что же, если все долго обучают - ничего, главное, чтобы это "долго" благотворно сказалось на вашем английском.

Что же делать? Когда у вас появилась настоятельная необходимость улучшить свою "языковую квалификацию" и нет другого выхода, как записаться на длительные курсы, подойдите к преподавателю и без обиняков и всяких признаков волнения, выскажите ему правду: "Я уже не ребенок и, хотя мне не очень приятно это говорить, я просто вынужден уточнить: будете ли вы объяснять мне каждое правило, до тех пор, пока я его не освою, безусловно, на вашем уровне?" Став учеником, вы подвергаете себя следующей обычной процедуре: недопонимая каких-либо деталей, даже чего-либо кажущегося весьма значительным, вы побаиваетесь задать учителю дополнительный вопрос, а это - ваше святое право. Не нужно преподавателя перебивать, в этом я со всеми коллегами солидарен, но: спрашивайте, спрашивайте и спрашивайте, стараясь не нарушать нормального хода учебного процесса. То есть, дайте учителю возможность закончить каждую конкретную мысль, ведь во многих случаях ответы на вопросы, которые у вас возникают, и будут возникать, уже содержатся в материалах конкретного урока - опытные преподаватели так обычно занятия и планируют, но и не стесняйтесь потребовать от преподавателя повторения неусвоенного учебного материала. Также не помешает помочь наставнику поставить на место чрезмерно разговорчивых скептиков.

Вы должны отдавать себе отчет в том, что уже в возрасте 13 лет (переходный возраст), дети начинают усваивать преподаваемые учителем - авторитетом для учеников начальной школы - знания не в полном объеме, в чем можно было бы, в первую очередь, обвинить ложное чувство гордости, которое подспудно запрещает переспрашивать. Слишком много внимания начинает уделяться размышлениям на тему: "Мои одноклассники начнут думать, что я недостаточно умен". Что вы, читатель, предпочитаете? Напряженно думать о мнении окружающих или о том, как повысить эффективность использования каждой учебной минуты?

Наилучшим способом выработки у вас прочной, продуктивной базы для дальнейшего самосовершенствования в языке (или других учебных дисциплинах, таких, например, как ликвидация компьютерной безграмотности) является заключение с вашим преподавателем устного или письменного договора, который должен звучать, примерно следующим образом: "Я, (ваше имя), обязуюсь выполнять все указания преподавателя, полностью доверяя его опыту работы (если вы учителю не доверяете, вам лучше к занятиям и не приступать) и полностью отдавая себе отчет в том, что если я не буду следовать его рекомендациям и обучение не принесет ожидаемых результатов, то в этом будет немалая толика и моей вины". Другими словами, мне хотелось бы порекомендовать каждому из вас поиграть в игру, по правилам которой вам будет необходимо внушить самому себе следующее: "По причине того, что моя познавательная активность, как и любого другого взрослого, значительно понизилась, я должен заставить себя учиться и мне необходимо снова превратиться в любознательного, но дисциплинированного "школьника".

Приведу кое-какие дополнительные советы, некоторые из них, видимо, можно было бы назвать самоустановками на обучение (многим из вас, наверное, вспомнился А.Кашпировский):

- Я должен пытаться разговаривать сам с собой по-английски вслух (конечно, не на улице или в окружении людей, а в полном одиночестве), задавать вопросы и отвечать на них, т.е. представлять себя в различных ситуациях, беседующим с кем-то; перестав разыгрывать представление театра одного актера - то есть обдумывать формулировки или только вопросов, или только ответов. Естественно, не на уровне "грязных образов", генерированных эмоциями, а с реальным формированием и полировкой фраз, как вслух, так и про себя. Иными словами, мне нужно стремиться к перфекционизму, чтобы удлинение времени на обдумывание вопросов и ответов реально улучшало их варианты, которые будут произнесены вслух, когда назреет такая необходимость.

- Мне необходимо, преодолевая чувство ложного самолюбия, всегда произносить: "Я не понял, повторите, пожалуйста" во всех случаях, когда я что-то не усвоил (конечно, только в тех случаях, если это предусмотрено планом конкретного урока, то есть преподаватель разрешил переспрашивать, говоря, что это его с мысли не собьет).

- Я должен свыкнуться с мыслью, что чтение вслух - абсолютно необходимый элемент процесса совершенствования в иностранном или родном языке потому, что это развивает как пассивный, так и активный словарный запас, улучшает устную речь.

- Мне не нужно пытаться понять все, что я читаю. В большинстве случаев, это просто невозможно. Такие попытки могут привести только к невероятному замедлению процесса обучения. Главное - не переусердствовать и научиться своевременно переходить к другой теме или предложению. Более глубокий уровень понимания придет позже, как бы сам по себе, потому что для того, чтобы мозг получил достаточно "информации к размышлению", ему необходимо ознакомиться с большой порцией учебного материала.

- Я обязан при малейшей возможности стараться имитировать носителей языка, с которыми мне доводится встречаться и беседовать, и мне необходимо повторять вслух, в их присутствии (в форме переспроса) хотя бы отдельные слова каждого из вопросов, адресованных мне.

- Хотя бы в течение часа в день, не считая непосредственно времени нахождения в классе, я должен пытаться вести себя как американец, то есть работать над формированием у себя привычки испытывать положительные эмоции в различных, сейчас кажущихся мне чужеродными, видах деятельности типичного местного уроженца и нормальных чужеземных бытовых, служебных и других ситуациях.

- Мнение окружающих по поводу моей непонятливости и того, что я пытаюсь учить себя нетрадиционным образом - меня не должно беспокоить и приниматься мной близко к сердцу.

Еще одна общая мысль. Постепенная подача материала, как известно, полностью себя дискредитировала. Дело в том, что при таком методе работы ученик забывает к завтрашнему утру половину того, что было, якобы, усвоено сегодня. Преподаватель, который может обучать только по учебнику - является не maestro (по-испански - учитель), а своего рода диктором провинциальной телестанции. В американских школах, например, на разъяснение простых глагольных времен затрачивается год (!?), что, в принципе, не только не помогает детям улучшить свои познания в языке, а напротив, тормозит весь процесс их интеллектуального развития. Семилетний ребенок уже знает и умеет применять все устные формы родного языка: времена и их последовательность, активный и пассивный залог, "домашний" и "школьный" лексические пласты (наборы слов) и т.п. Все, чему необходимо его научить, как и почему возникли исключения из правил идиоматического порядка и как избежать ошибок в их употреблении, как в устной речи, так и при письме. Попытки объяснить ему все правила постепенно - от простого к сложному, да еще и вкупе с особой учительской манерой поведения (особенно негативно действует на малыша, злоупотребление "просветителями" психолого-дидактической установки: "А через год мы будем изучать еще более сложные правила; это - еще цветочки...") приводят к выработке у среднего школьника ненависти к изучению правил на уровне чуть ли не безусловного рефлекса.

Правила знать не помешает. Но просто зазубривать их - не следует. Не нужно относиться к школьникам и, вообще, к ученикам любого возраста как к умственно неполноценным существам. Не надо идти от простого к сложному... Это вам не черчение или математика, где без такого "хождения" просто трудно обойтись. Изучение языка - все-таки гуманитарная процедура (хотя тренировка мышц рта, как один из базовых элементов, способствующих развитию "добротной" речи, и имеет какое-то отношение к "body-building"). Господа работники школ и курсов, возьмите нормальный сложный текст и попытайтесь с ним "вживую" поработать! Ведь если преподаватель не умеет доходчиво разъяснить ученику все нюансы любого сложного предложения: интонация, варианты и оттенки запутанных глагольных форм, идиоматические обороты, сокращения и т.д., то это - не тот специалист, у которого стоит учиться. Так считают многие, судя по моей почте.

Глава 7. Победителю ученику от непобежденного учителя

- Михаил, слушая вас, поневоле начинаешь вам завидовать. Во всех профессиях, связанных с работой с людьми, клиент всегда прав. А у вас: метод - разработан, ученики послушно внимают. И - никаких возражений, никаких проблем?

- В данной главе мне, как раз, хотелось бы обсудить кое-какие сопутствующие, никем почему-то не исследованные, скрытые проблемы преподавателей, учеников и системы образования в целом.

Довольно часто после прослушивания моего обычного семинара на тему "Как научить себя учить английский", присутствующие на нем мои студенты-выпускники (причем, наиболее прилежные из них) часто обращают мое внимание на то, что я сказал, по их мнению, много ненужного (нужна теория или не нужна - это,конечно, дискуссионный вопрос). "Все, что требуется людям, пытаются они мне объяснить, - это - четкое понимание того, что им даст обучение на курсах, на ваших или где-либо еще. Им хочется получить более конкретную информацию об уровне, на который вы сможете их "вывести" и насколько стабильными будут их новые навыки"... Поэтому я и решил в первой части данной главы более подробно остановиться на том, что я понимаю под словом "результаты". Ниже я приведу мои ответы на вопросы корреспондента одного из международных информационных агентств с некоторыми исправлениями и дополнениями. А пока я попробую осветить общетеоретическую сторону проблемы: "как учить английский и у кого учить английский".

Основной вопрос, который задают абитуриенты любому преподавателю, в том числе и мне, практически не надеясь получить удобоваримый вразумительный ответ: "Чему конкретно я научусь на ваших курсах?". Я, например, отвечаю: "Вы пройдете через комплексный курс, который будет состоять из двадцати различных видов учебного материала, пооткрываете, развивая, рот, произнесете вслух пятьдесят тысяч английских слов (на обычной машинописной странице помещается до 350 слов) с все улучшающимся, почти эталонным произношением и т.д." А что говорят мои коллеги? Кое-кто просто выговаривает: "грамматику будем пытаться выучить", а кое-кто и этого сказать не решается, а только рассуждает на тему изучения английского вообще. А о результатах - еще более туманно, мол, через год будете говорить лучше... У меня несколько иная схема, более конкретная. Если мне задают прямой вопрос: "Смогу ли я после Вашего полного курса разговаривать на уровне среднего американца или британца?" Я, обычно, отвечаю: "Сможете! Если, в течение курса, прекратите общаться по-русски - совсем". А то, что же получается, я или коллеги бьемся, человека обучаем, а он дома "переформировывает" органы речи на русский лад. "Нос вытащишь - хвост завязнет".

Понятно также, что любой преподаватель, который обучает по чужому учебнику, как правило, просто и представления не имеет, как описать конечный или промежуточный результаты обучения: и ожидать ли их вообще. Это, кроме того, еще может происходить потому, что никто его не научил предугадывать реальные уровни познавательной активности, самодисциплины и мотивации взрослого студента. Главная мораль: успех обучения зависит также от поведения человека-ученика - в не меньшей степени!

Опыт моего общения с профессионалами подсказывает, что, обычно, отвечая на вышеприведенный вечный вопрос, педагог отвечает: "ОК! Я обучаю разговорному или письменному английскому языку" или "Я увеличу ваш словарный запас до двух, трех, пяти, семи тысяч слов" и все. Но не может преподаватель с дипломом педагогического вуза обещать вам, что усвоенная информация останется в вашей голове, на какой-либо приемлемый срок (две недели, месяц, год), не может он дать такую гарантию. Раскрываю маленький учительский секрет: после окончания десятого-одиннадцатого класса средней школы (в зависимости от страны) уже через 8 месяцев в голове ученика остается лишь 10% информации по всем изучаемым дисциплинам и только по предмету "Биология" - 20%-30% [источник - любой учебник "Введение в общую психологию"]. Как обучать - многим известно, как обеспечить сохранение изученного в готовом к немедленному практическому применению, активном "архиве" - не знает практически никто.

Что бы педагог, обучающий по чужому учебнику, вам не обещал полную гарантию, что вы этих результатов действительно добьетесь, он вам дать не может (даже учитывая тот факт, что традиционные системы тестирования не выдерживают никакой критики и их результаты легко подвергаются фальсификации). Разве что, он может выступить в роли гадалки или шарлатана-экстрасенса. Стабильное сохранение и активное использование информации, следуя всем правилам иностранного языка, это - не покупка квартиры: приобрели и пользуетесь, ремонтируя иногда. Обучение языку сродни покупке бананов - купил 10, 5 - съел, 5 - не успел - испортились (в случае с вашим индивидуальным процессом совершенствования в английском, читайте: "не смогли активировать усвоенную в ходе обучения информацию - забыли"). Дело еще и в том, что при обучении по традиционной постепенной системе дальнейшую детализацию того, что удастся сохранить в памяти студента и на сколь долгий срок, провести практически невозможно.

Как я уже упоминал, обучение от достигнутого к результатам не приводит, потому что уже к завтрашнему утру в памяти ученика стирается или переходит в глубокий пассив, по меньшей мере, половина усвоенного сегодня материала. А какой процент информации от ее общего объема, объясняемого рядовым преподавателем в форме монолога, обычно активно усваивается нормальным взрослым человеком? - Один процент!? Комментарии, как говорится, излишни. Еще раз повторяю - "слушать" не является синонимом слов "учить" и "прочно запоминать". С подкреплением услышанного письмом на клавиатуре, процент усвоенного на уроке доходит до 10%-20%! N.B. Все рассказы "преподавателей-революционеров" о научно-подтвержденных 95-99%% усвоения информации являются чистейшей воды вымыслом.

Да и другие проблемы имеет ученик, который не научил себя учиться. Каждый взрослый студент в то время, когда педагог пытается его чему-то научить, продолжает автоматически думать образами, о своем. Неконтролируемая, естественная скорость мышления образами доходит до 1000 слов в минуту, а преподаватель вслух в состоянии произнести лишь 240 слов в течение такого же отрезка времени. Собственные мысли взрослого смешиваются с мыслями, содержащимися в лекции инструктора по языку, и получается такая дьявольская смесь... В человеческой (специально не тренированной) голове, в любой отдельно взятый промежуток времени, может ясно "идти" лишь одна четкая мысль! Теперь вам более понятно, почему члены даже одноуровневой группы в конце обучения или урока помнят только отдельные, хаотически подобранные, индивидуально (случайно) заученные сегменты информации. Становится яснее, почему преподаватель не может дать вам точное описание того, как вы будете владеть языком по завершению любого курса. Все, что может сделать любой "традиционный просветитель", - это показать вам учебные материалы и бегло пояснить: "Мы будем это пытаться учить!" Общий принцип - "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих"... Несколько новаторских, "очных" упражнений системы Шестова-Robertson позволяют обеспечить практически стопроцентную концентрацию неспособного ученика на любом учебном материале, делая невозможным совмещение процессов качественной работы с текстами на родном или иностранном языке и активного мышления образами - "о своем".

Обычно уровень концентрации внимания при изучении правил, в первую очередь, зависит только от вас самих. А за взрослыми привычки внимательно слушать, не делая скоропалительных выводов, обычно не замечается. Любое заявление преподавателя немедленно подвергается критическому анализу дилетанта... Преподаватель английского, находясь на приеме у дантиста, ведь не пытается критически оценить его работу, особенно, когда у первого открыт рот и половина челюсти "заморожена". Почему ученики, еще более усложняя и без того нелегкий труд любого преподавателя, беспрерывно пытаются научить его их обучать? Ведь это же просто нереально и крайне вредно влияет на качество учебного процесса. Если вы серьезно полагаете, что вы чем-то иным, а не хорошей концентрацией на предмете, можете помочь вашему наставнику, позвоните автору любого учебника и попроситесь в соавторы!

Я предлагаю, вкратце, следующий план действий при обучении у любого преподавателя, особенно, традиционного:

попытайтесь не думать о том, кого вам предстоит навестить после урока;

прекратите скептические размышления над своей неспособностью (такое многократно, в течение учебного дня, повторяющееся на уровне безусловного рефлекса в форме негативных образов, ощущение может свести на нет результаты любого обучения); перестаньте ставить под сомнение эффективность методики или преподавателя. Вы их сами выбрали! Не подходит вам метод или преподаватель - прекратите обучение и попробуйте что-нибудь еще).

Все, чем вы реально можете помочь учителю, - это повторением "про себя" всего, что он(а) говорит, пытается донести до вашего сознания/подсознания в целях усвоения не только обрывков важной установочной информации, но и попытки - до того, как подвергнуть это сомнению - перенять, проимитировать the entire instructor's way of thinking.

 

 Russian Home Page | Интервью Михаила Шестова | Прейскурант и описание курсов | Способы заказа курсов | Заказ курсов через Amazon.com | Очные курсы для студентов и преподавателей | Бесплатные семинары "Как Научиться Обучать" | Деловое и творческое сотрудничество | Лицензирование преподавателей английского | Переподготовка преподавателей иностранных языков | Order (in English) courses for Russian Speakers | Tекст книги М.Шестова и G.I.Paris | FAQ's | Аудиосеминар и примеры упражнений | Выслать заявку или запрос на информацию | Limited Time SupremeLearning Course $pecials | Новейший Форум

This page was last updated March 5th, 2015
© Copyright 1987-2015 by Wayward Ventures Publishing & Michael Shestov